Узнаваемый хореограф перевел Чехова на язык танца.

Чеховский театральный фестиваль, посвященный в этом году 150-летию со денька рождения классика, показал 10-ки феноминальных трактовок его произведений и подтвердил, что Чехов универсален и всеобъемлющ.

На Чеховский фестиваль в Москву Начо Дуато прилетел в тревожном настроении. Он без 5 минут безработный: старенькый договор с Государственным театром танца завершается, а новый не подписан. Дуато темно шутит: дам объявление в газету: «Узнаваемый хореограф отыскивает работу».

«Мне грустно, — признается Дуато, — что после того, как я управлял труппой 20 лет и поднял ее на мировой уровень, когда мы достигнули таких фурроров, стали наилучшими, со мной прощаются и расторгают контракт».

Никогда еще в жизни Начо Дуато не было настолько не мало чеховских пьес и рассказов, как в этом году. Он даже съездил в Мелихово, был потрясен небольшим, умеренным домом писателя. «Конечно, я никогда не смогу осознать Чехова, как вы, его душу. Я — испанец, но я желал сделать свое малюсенькое посвящение ему, сказать спасибо за все, что он написал», — гласит хореограф.

В новейшей постановке Начо Дуато отказался от чеховских пьес и рассказов, работал по «Записным книгам Чехова», и не только лишь поэтому, что не любит сюжет в балете.

«Я представил, что на Чеховском фестивале будет 10 «Дядей Ваней», 5 «Вишневых садов», 20 «Чаек» и решил не становиться в этот ряд, а делать что-то свое», — делится своими соображениями Дуато.

Что-то свое вышло в темных тонах. Никогда еще Дуато не делал таких сумрачных спектаклей, как «Бесконечный сад». В нем звуки степи, пение птиц, шум ветра, музыка Шнитке, отрывки из записных книг Чехова – как пометки на полях.

Если ранее испанские танцовщики кое-что о Чехове слышали, то сейчас они точно знают, что Чехов для Рф, как Шекспир для Великобритании, — писатель вне времени. Аргентинец Франсиско Лоренсо себя даже представляет чеховским персонажем.

«Я лицезрел постановку «Три сестры» 1-го аргентинского режиссера, -говорит танцовщик Франсиско Лоренсо. — Он преобразовал 3-х сестер в 3-х братьев, к ним приезжают три дамы, один из братьев по нраву очень подходит мне — он таковой же романтичный, как Маша».

Танцовщица Луису Марию потрясла любовь Чехова к собственной супруге. «Поразительно, как он ее обожал. В его произведениях это находится, и какая глубина, и человечность», — гласит Луиса Мария.

Сам Дуато по ходу тоже сделал себе несколько открытий. «Я задумывался, что Чехов небольшой и безобразный, а когда увидел монумент, сообразил, что он стильный, похож на танцора. Еще мне нравится, что он доктор, так как все в моей семье — тоже медики», — гласит Дуато.

В молодости Начо Дуато баловался театром. 1-ый его спектакль «Вишневый сад» игрались в гараже дома, где жил будущий хореограф. Сейчас Дуато перевел Чехова на язык танца.

«Очень напряженный спектакль, — гласит Луиса Мария Ариас. — Мы двигаемся в тиши, время от времени замираем, но всегда сохраняем это напряжение, как нерв».

«Бесконечный сад» закроет Чеховский фестиваль, а через некоторое количество дней Испанский Государственный театр танца выйдет на сцену Огромного театра Рф, чтоб сделать очередное посвящение, но уже Баху.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *