Танцы на рассвете и Хохот в папском дворце: на Авиньонском фестивале 2011 представили 35 премьер

Если Вы задумывались, что показы танцевальных спектаклей в рамках Чеховского фестиваля в Москве — это самое авангардное зрелище для вкусившей вкус публики. Если вы задумывались, что нет ничего более необычного, чем «Человек с морем в горле», ничего более смелого, чем танцы на стенках, либо ничего более привораживающего, чем сцена и танцоры, больше напоминающие иллюстрации растений и тропических зарослей в учебнике Ботаники – фактически, если вы так вправду задумывались, то, наверное, ошибались.

Все познается в сопоставлении — это факт. В несколько другом диапазоне смотрится все, что можно показать, станцевать и дать на рассмотрение на крупнейшем фестивале театров в Авиньоне, который открылся тут сначала июля. Самое время подвести некие итоги и, как обычно, тщательно разглядеть танцевальные спектакли, которые были показаны в рамках известного фестиваля.

Авиньонский фестиваль был разбит на две части: On (в его рамках демонстрировали спектакли, поставленные специально для фестиваля — всего их было 35) и Off (позволила принять роль в фестивале всем желающим).

Этот фестиваль для Авиньона был уникален, и связано это конкретно с танцами. Во-1-х, в этом году советчиком директоров фестиваля стал хореограф Борис Шарматц, во-2-х, конкретно танцы с каждым годом все в большем количестве вводят в свои постановки приверженцы даже самых ограниченных драматических областей.

Танцы на рассвете и Хохот в папском дворце: на Авиньонском фестивале 2011 представили 35 премьер

Самая необыкновенная танцевальная постановка Авиньонского фестиваля 2011
В этом году, непременно, это звание достается произведению «Чезене» от бельгийского хореографа Анне Терезы де Кеерсмакер. Постановка ведает об истории итальянского городка Чезене, который был разгромлен в XIV веке.

Для того, чтоб стопроцентно опустить зрителей в сущность трудности, де Кеерсмакер отважилась на катигоричные условия: постановка началась в 4.30 утра в курдонёре Папского дворца под музыку ансамбля Бьорна Шмельцера «Graindelavoix» в кромешной мгле (внедрение светового оборудования тут не предвидено). О том, что де Кеерсмакер «перегнула палку», никто даже не поразмыслил, ведь это был красивый повод внести в программку Авиньона настолько ожидаемое театральное приключение-авантюру.

Танцы на рассвете и Хохот в папском дворце: на Авиньонском фестивале 2011 представили 35 премьер

Самая показательная танцевальная постановка Авиньонского фестиваля 2011
Нет ничего необычного в том, что право открывать Авиньонский фестиваль досталось конкретно «духовному наставнику»: В денек открытия на сцене Папского дворца была показана постановка Бориса Шарматца «Ребенок». Шарматц решил подойти к этой работе вправду по-детски и на одну сцену с проф танцорами расположил обыденных малышей из авиньонских школ. Вышло или танцевальное шоу, или танцевальный перформанс.

Самая независящая постановка Авиньонского фестиваля 2011
А вот постановку Ромео Кастелуччи «Проект J» мы лицезрели с Вами в рамках Чеховского фестиваля. Критики и зрители сошлись во мировоззрении, что она очень откровенная и шокирующая. Хотя, думаем, Навряд ли современный спектакль на тему Христа и церкви возможно окажется не шокирующим и не скандальным. Но в любом случае, «проект J», поставленный на открытой площадке папского дворца в Авиньоне, казался более зрелищным и животрепещущим, ежели на сцене «Театриума на Серпуховке».

Было, естественно, в рамках фестиваля и много драматических спектаклей, в каких основным методом донести свою идея было Слово, а не Танец. Но меж собой они не конфликтовали, ну и для чего? Чем многограннее мир, тем он увлекательнее.

Фото: www.russian.rfi.fr

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *