ВАМ ОТВЕЧАЕТ КАССИЯ

Мы поговорили с молодой танцов­щицей и препода­вательницей Касси­ей, которая любезно согласилась помочь нам в создании этой книги. Именно она фигурирует на фо­тографиях, которые иллюстрируют наш текст.

— Кассия, ска­жите, какие типич­ные проблемы у начинающих уче­ников?

— Могу просто процитировать типичные жалобы новичков (все через это проходили!):

Думаешь о бедрах, забываешь про руки. И наоборот.

В проходках руки-ноги постоянно пута­ются.

Соединять движения, переходы с одной ноги на другую, смена рабочей позиции.

Справа получается, а слева — никак.

«Жир мешает», «нечем трясти», «у меня, наверное, костей больше, я так никогда не смогу».

Под медленный счет все понимаю, а под музыку не успеть, все забывается, сбиваюсь.

Я все время путаю волну снизу вверх и сверху вниз!

И многое другое!

— А что обычно называют в числе положи­тельных моментов?

— Музыка!!! И я с этим согласна. А еще — приятная усталость по всему телу после заня­тий. Начинаешь чувствовать все мышцы вдоль позвоночника, руки, дельтовидные мышцы спины, пресс, ягодицы, ноги. Много поло­жительных эмоций приносят замечательные костюмы, элегантные движения и маленькие победы (когда начинает что-то получаться).

— Вы заметили какие-нибудь изменения, которые можете связать с тем, что начали танцевать беллидэнс?

— Изменилась фигура! Все говорят, что я похудела, но я думаю, что я не столько поте­ряла вес (5-7 кг), сколько мои запасы пра­вильно перераспределились! Животик стал аккуратнее, более подтянутым, талия стала более тонкой и выразительной, ноги — строй­нее и лучшей формы, крепче спинка (хорошая осанка), походка — легче, движения — мягче, грациознее.

— Кассия, а почему вы решили начать преподавать?

— Как-то так само сложилось, что меня начали приглашать. В танцевальной школе у нас между ученицами сложились дружеские отношения. Дело в том, что подготовка к кон­курсам, совместные репетиции, на которых разучивается один общий танец, очень сплачи­вают. И у нас появилась «внешкольная жизнь». Мы начали регулярно посещать все восточные вечеринки, все «тусовки», где можно было посмотреть на танцовщиц и показаться самим. Накопился опыт свободной импровизации под арабские ритмы. Успехи на конкурсах укрепля­ли уверенность в себе. И потихоньку начались предложения о работе. Сначала для участия в шоу-программах. Поначалу я все отвергала из страха попасть в какую-нибудь полукрими — нальную историю. Но потом страх ушел, и я задумалась о подобной работе всерьез. Совме­щать учебу в университете с преподаванием и выступлениями оказалось не так уж сложно. Днем — учеба, а вечером — работа. К защите диплома я уже осознавала, что танец живота перешел из разряда хобби и «подработки» во что-то намного более серьезное. Сейчас — это дело моей жизни.

— Кассия, как вы думаете, существует ли какая-то специфическая этика поведения танцовщицы?

— У каждой танцовщицы свой «кодекс чести»: свои рамки дозволенного в танце, свои схемы построения отношений с работодателем, коллегами, персоналом, который работает в ресторанах или обслуживает концертные пло­щадки. Зрители тоже бывают разные, особенно в ресторанах. Бывало даже, что я выходила из зала, не окончив номера, из-за безобразного поведения клиента! Увы, и такое в нашей прак­тике случается! Но никто и никогда не упрекал меня за это! Не бойтесь отстаивать свои права! Если вас упрекнули в том, что вы не позволили невоспитанному клиенту унизить вас, то бегите из такого места как можно скорее, это низко­пробное заведение! Никто не вправе обидеть вас, уважайте себя и свой талант!

— Скажите, что нужно, чтобы сделать свою шоу-программу?

— Желание, несколько костюмов и талант!

— От чего зависит симпатия публики?

— Честно говоря, ответ на этот вопрос для меня до сих пор остается самой большой за­гадкой! Наверное, как только я ее разгадаю, то сразу… Бывает, одна и та же я, в одном и том же образе, под одну и ту же музыкальную компози­цию подряд танцую в двух разных залах одного и того же ресторана, а в реакции публики — ну ничего общего!!! Одни восторженно ловят каж­дое движение, каждый взгляд, а после номера дарят шикарные цветы и осыпают руки поце­луями, а в другом зале — зритель «мертвый»! Так что зависит это скорее от того, на что сам зритель настроен! А еще энергетическая отда­ча зависит от рассадки пирующих за столом! Если люди сидят вокруг длинного стола по обе стороны, это не очень хорошо, потому что одним, чтобы не сидеть спиной, надо неудобно поворачиваться, а другие смотрят через голо­вы напротив сидящих, и им видно в основном только верхнюю часть тела, а бедер почти не видно. Так что если планируете выступление, и есть возможность, порекомендуйте расставить столы П-образно — и вы почувствуете, какой мощный энергетический заряд передаст вам благодарный зритель!

— Чего нельзя делать?

— Делать то, что вам неприятно. Ни в коем случае!

— Есть ли какая-то специфика выступле­ния перед русской публикой?

— Наших нужно удивлять! Восточные це­нители танца могут часами (!!!) созерцать одну (!) танцовщицу, неспешно покуривая кальян и потягивая свой каркаде (у меня и от двух глот­ков этого напитка голова начинает кружиться),

и их внимание не угасает ни от долгих медлен­ных проигрышей, ни от однообразного ритма… Наш зритель от такой непривычной музыки быстро заскучает! Нашим нужна яркость, зре­лищность, темперамент! Что касается выбора музыки, то удачны композиции со сменяющим­ся ритмом, с переходом от инструментальной музыке к вокалу, от вокала к табле. А из аксес­суаров — крылья, кинжалы, огонь и пр. Среди профессионалов это направление называется шоу-беллидэнс.

— Есть ли у вас какие-нибудь трудности в преподавании?

— Как я уже говорила, я преподаю в фит­нес-клубе! Главная трудность в том, что, как правило, в одном зале собираются люди разного уровня подготовленности! То есть один занимается уже второй-третий год и хочет выучить какой-нибудь сложный танец, а рядом стоит человек, который впервые пришел на занятие (проще, если новичок в беллидэнсе уже имеет какую-то подготов­ку в других танцевальных направлениях)! И самое сложное для преподавателя в такой ситуации — объяснить новичку, что он тоже может научиться так двигаться, что он не хуже других, просто его путь еще впереди! Глаза боятся — тело учится. При таком раз­бросе, не знаешь, на кого равняться: либо стареньким будет скучно, либо новенькие

испугаются высокой сложности и больше не захотят попробовать.

— Как преодолеть эти затруднения?

— Выделять отдельные уроки для начинаю­щих. Далее все трудности увлеченный человек преодолеет сам. Главное — побороть первый страх, поверить в себя! Все начинали неуклю­же, а потом научились! В отличие от других танцев, беллидэнсу может научиться любая женщина! Любой комплекции! И в любом возрасте! Освоив базовые движения, вы мо­жете, посоветовавшись с преподавателем, или самостоятельно, выбрать тот стиль, который подходит именно вам! Этот стиль складыва­ется из индивидуального набора движений, который вам идет, и вашей харизмы! Напри­мер, худеньким девушкам больше идут волны, амплитудные восьмерки всех разновидностей, максимум работы позвоночником. У полных женщин неповторимая мягкость рук, мягкие сдержанные движения бедрами, качалочки, легкие тряски шимми. Полные женщины за­вораживают, когда несут себя с королевским достоинством, с гордо поднятой головой, мяг­кими движениями, а худенькие зажигательны и пластичны. По возрасту тоже можно найти свой оптимум. К примеру, женщинам старше сорока редко идут очень глубокие бочки, резкие удары, восьмерки и волны слишком большой амплитуды!. Как правило, такие вызывающие

движения смотрятся на статных женщинах скорее вульгарно, чем соблазнительно. Чем старше танцовщица, тем больше в ней долж­но быть достоинства, тем загадочнее ей стоит подавать себя перед зрителем. Еще не стоит включать в свой танец движения, которые плохо получаются: например сильные переги­бы назад, глубокие бочки, сложные вращения. Это не только некрасиво, но и опасно! Так что лучше не переоценивать своих акробатических способностей, а уверенно и гордо выдержать свой неповторимый стиль!

— Есть ли у вас какие-то профессиональ­ные секреты, которые помогают танцевать?

— В нашем ресторане сложился очень друж­ный коллектив. Певцы, музыканты, артисты. Мы друг друга заводим, вдохновляем. И даже если кто-то из нас пришел на работу без вдох­новения, то две минуты общения «за кулисами» помогают настроиться на нужную волну — и к зрителю я выхожу с мощным зарядом по­ложительных эмоций! Еще меня вдохновляет новая музыка! Случалось, на выступлениях возникали технические заминки и вместо моей музыки ставили какую-то другую, незнакомую. Меня это очень вдохновляет, получаются ин­тересные импровизации, танцевать становится интересно! А главное — не кривить душой! Зритель не терпит фальши! Если уж так полу­чилось, что нет настроения, и так грустно, что

любимая музыка не вдохновляет, то не стоит выжимать улыбку! Лучше поставить лирич­ную композицию и выразить свои чувства в ней! Помогает на сто процентов! После такого «признания» появляется столько энергии, что, кажется, сможешь танцевать любые быстрые композиции до утра в режиме нон-стоп, а глав­ное — искренне! А если пытаешься обмануть зрителя «приклеенной» улыбкой, то вместо взаимной эйфории начинаешь тихо ненавидеть зрителя-мучителя.

— И напоследок.. .Что вы можете пожелать начинающим танцовщицам?

— Прислушивайтесь к себе и к своим ощу­щениям. Если вы увлеклись по-настоящему, то вам уже никто и ничто не помешает добиться успеха. Концерты, конкурсы, мастер-классы, новые преподаватели, обучающие диски — все это поможет вам не стоять на месте и продви­гаться вперед. Фиксируйтесь на успехах, а над ошибками работайте беспристрастно. Желаю вам удачи в поиске своего творческого пути!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *