«Мир ивы и цветов», или Кто они, хранительницы древней культуры Японии

«Пока в Японии есть татами, на нем всегда будет место для гейши», – это высказывание поэта в начале прошлого века, как никакое другое, подчеркивает, что гейша была, есть и будет своеобразным символом Страны восходящего солнца. Потому что больше любых природных катаклизмов, так часто обрушивающихся на эту маленькую страну, японцы боятся потерять свои древние традиции, которые нашли воплощение и материализовались в гейше.

Возможно, эти страхи в чем-то и обоснованы. Многие японские старики сетуют на то, что современные нравы и сам уклад жизни неумолимо сводят к минимуму набор требований к претенденткам на высокое звание гейши. Да и электронный XXI век диктует девушкам, желающим освоить эту экзотическую профессию, другие требования. Старикам во многом кажется, что наступят времена, когда достаточно будет воспроизвести лишь внешнее сходство со своими знаменитыми предшественницами: набелить лицо так называемым «Пометом соловья» (белила для гейш), накрасить губы яркой помадой, уложить длинные волосы во внушительную и замысловатую прическу, надеть кимоно и деревянные сандалии, чтобы стать настоящей гейшей. Ну пока до этого еще не дошло, и современные гейши все также знают секреты чайной церемонии, умеют танцевать и играть на старинном трехструнном инструменте и также, как раньше, радуют своих гостей приятным общением.

Они делают это вот уже более 250 лет. Как это ни странно, но в прошлом такого рода развлечениями управляли только мужчины – гейся. Они развлекали посетителей борделей, которые искали любовных удовольствий в объятиях проституток – юдзё. Но однажды эту роль взяли на себя женщины, и мужчинам посетителям борделей это так понравилось, что в скорости в кварталах удовольствий наравне с юдзё стали царствовать и гейши. Первой гейшей стала бывшая проститутка по имени Касэн из Ёсивари.

В 1761 году она официально объявила о начале новой деятельности. Но только в 1779 году ремесло гейши было объявлено самостоятельной женской профессией, и только в 1800 году мужчины-гейся окончательно капитулировали. После чего гейшами стали называть только женщин.

Начался золотой век гейш. С учетом нашего современного лексикона их профессию можно было бы назвать развлекательным предпринимательством. Хотя многие за пределами Японии ошибочно считают ее проституцией. Конечно, поначалу многие завсегдатаи борделей шутили: «Пусть сначала раздвинут ноги, а потом послушаем голос». Но гейши вскоре доказали, что их ценность – это исключительно уровень ума и обаяния, а не премудрости секса. Гейша всегда, во все времена решала сама, раздвинуть ей ноги или нет. В этом и состояла их притягательность или скрытый смысл игр с гейшей: завоевать ее расположение, чтобы она не за деньги, а из симпатии и собственного интереса раскрыла вход в свою постель.

Так как высокое мастерство всегда требует времени, самые знаменитые, популярные и дорогие гейши приобретали такой статус не в двадцать и даже не в тридцать лет. И всегда высокопрофессиональная гейша находилась и находится на особом положении, независимо от того, вступит она с клиентом в любовную связь или нет. Тем более, что гейшу можно смело назвать однолюбом, так как в их среде признаком хорошего тона считается иметь одного влиятельного и богатого патрона и сохранять статус официальной любовницы или неофициальной жены до тех пор, пока он пользуется ее расположением. А это иногда может длиться почти всю жизнь.

Многие гейши, влюбленные в своих патронов, не раз становились образцами верности. В Японии из поколения в поколение передают историю любви гейши Окои и премьер-министра Кацуро-Таро. Окои после его смерти постриглась в монахини буддийского монастыря, до конца своих дней сохранив верность любимому и проведя остаток жизни в одном из токийских монастырей. Даже в период войн с Китаем и позже с Россией гейши проявили себя как истинные патриотки, частенько отправляясь в тыловые части развлекать солдат.

Поэтому совершенно не удивительно, что в 1957 году, когда в стране была отменена официальная проституция, общины гейш даже не тронули. К этому времени японцы уже давно поняли разницу между гейшами и юдзё. Вот что писали об этих загадочных женщинах в середине XIX века: «Куртизанка продает свои чувства вместе с телом за деньги, а расположение гейши, если оно появилось, всегда искренне».

Да, поистине, это был «золотой век» гейш, ставших хранительницами традиций и носительницами самого духа Японии. Их знали, им поклонялись, как в нынешнее время фанатки считают своими идолами звезд кино и поп-эстрады.

В первую очередь, гейши сводили с ума не только японских мужчин, но и государственных мужей. Недаром выражение «политика чайных домиков» берет свое начало с времяпровождения с гейшами. Во время таких встреч многие влиятельные политики открыто обсуждали проблемы государственной важности. Редко кто в правительстве Японии, включая премьер-министра не имел любовницу-гейшу.

Слишком поздно проститутки-юдзё поняли свой проигрыш, наблюдая, как стремительно совершают восхождение на фудзияму всенародного поклонения гейши. Что, позволив, в свое время, этим женщинам развлекать посетителей веселых кварталов, они сами лишили себя клиентов, толкнув их в поход «налево», то бишь к гейшам.

Именно с того дня годами наработанная клиентура стала плавно перетекать в «мир ивы и цветов». Юдзё со всем своим багажом знаний сексуальных поз и наворотов-приворотов потеряли вожделенную территорию мужчин. Но это и неудивительно. Японские мужчины – особые мужчины. Известна одна особенность этнопсихологии японских мужчин: для них приятное времяпровождение перед любовным актом, этнически обставленное и до крайности ритуализированное, важнее самого акта, а то и вовсе заменяет его. Японцы рассматривают секс и эротику только лишь как часть эстетического восприятия окружающего мира. К тому же, какой мужчина не любит, когда постоянно тешат его мужское самолюбие и превозносят до восточных небес его личные качества.

Да и семейный уклад японцев совершенно противоположен европейскому. Жена – это мать и хранительница очага. Муж с женой очень редко совершают совместные походы куда-либо. Брак в Японии – это лишь один из шагов в становлении полноценного члена общества, определенное условие для социального или общественного продвижения наверх. Как правило, женитьба в Японии даже не предполагает какой-либо привязанности или любви между супругами.

Жена должна быть сдержанной, скромной, молчаливой, полностью погруженной в семейные дела, а значит напрочь лишенной ореола чувственности и романтики. Нравы японского общества довольно жестко предписывают нормы поведения мужчины во всех случаях жизни, в том числе и дома, и в семье.

В обществе гейш, совсем напротив, японский мужчина полностью раскрепощен. Все свои интеллектуальные, эротические и творческие фантазии, которые он оставляет перед порогом своего дома, с лихвой реализовываются в атмосфере чайных домиков, потому как с юношеского возраста гейша является его идеалом и мечтой.

Конечно, сейчас подготовка гейш не такая жестокая и жесткая, как была раньше. В настоящее время в гейши идут девушки 18—20 лет и не после строжайшего отбора. Пару веков назад отбор начинался уже в возрасте 9—12 лет, и девочка должна была обладать привлекательной внешностью, музыкальным слухом, пластикой, обаянием, артистизмом, великолепной памятью и просто невероятным терпением. Овладеть такой уникальной профессией было нелегко, да и владелицы, обучающие профессиональных гейш, никогда не церемонились и не допускали поблажек. Одним из способов обучения на трехструнном инструменте сямисэнэ является «урок на холоде». Жуткое, скажу вам, обучение. Представьте себе: девочек заставляли играть в морозные дни под открытым небом до тех пор, пока пальцы не начинали кровоточить. Да и за каждую ноту, сыгранную не в такт, били по рукам и голове. Уроки танцев тоже сопровождались такими же пытками.

Профгейши считали, что, только пройдя такой адский путь, девочка сможет стать достойной представительницей «мира ивы и цветов». Но оправдывалось это адское обучение тем, что, не освоив весь необходимый перечень искусств, гейша могла принизить престиж профессии, а это было совершенно недопустимо.

Так что же должна уметь гейша? Настоящая гейша в совершенстве должна уметь: играть на нескольких национальных инструментах, исполнять классические народные танцы и песни, декламировать стихи, участвовать в мини-театральных постановках, обладать широкими познаниями в поэзии, литературе, музыке, быть в курсе новостей современной жизни, главным образом интересных мужчине. Кроме всего вышеописанного, гейша обязана досконально знать отшлифованный веками профессиональный этикет, владеть ритуалом традиционной японской церемонии чаепития. Ее должны отличать аристократические манеры: умение держаться, ходить, сидеть, разворачивать и вести светскую беседу, одеваться со вкусом и смеяться. Поэтому не мудрено, что современным девушкам все эти премудрости кажутся чересчур сложными.

И наверно поэтому гейши древнего Киото, признанные самыми профессиональными, вызывают особое отношение японцев. Только здесь еще сохранились общины гейш консервативного направления. Они не наряжаются на время работы, они все 24 часа в сутки живут жизнью гейш. Посвятив всю себя целиком этому древнему искусству, они и собственную жизнь превращают в подлинное произведение искусств. Гейши киотских общин живут очень обособленно, практически никогда не покидая свой мирок. А если и выходят в свет, то неизменно ввергают в эстетический экстаз окружающих. В этом и заключается ее жизнь и работа, ежесекундно заботиться об эстетическом восприятии ее людьми, особенно мужчинами. Вот почему она никогда не станет есть в присутствии гостей, а позволит себе только выпить предложенные напитки, и вот почему даже в самый холодный, морозный день гейша будет семенить по снегу в сандалиях, дрожа от холода, но зато демонстрируя изящную обнаженную ножку.

Из-за такой своеобразной философии «жизнь ради искусства, искусство ради жизни» гейши почти никогда не создают семьи, хотя могут позволить себе иметь детей. И очень редко бывает так, чтобы патрон узаконил свои отношения с гейшей. Впрочем она сама, привыкшая к независимости и свободе, не спешит добровольно заточить себя в японскую семейную клетку.

Почти идеальным решением гейша считает накопление денег, чтобы потом открыть свой собственный чайный домик.

И, как правило, девочки – дочки гейш пополняют редеющие ряды представительниц «мира ивы и цветов», так как почти все детство проводят в этой атмосфере.

В чем трагизм этой ситуации? В том, что хотя японец-папа и положит все, чтобы предотвратить исчезновение «мира ивы и цветов», но он же костьми ляжет на пороге своего дома. Лишь бы не допустить, чтобы его дочь даже задумывалась над таким выбором.

Такой вот у меня получился небольшой исторический экскурс. А теперь давайте поговорим о некоторых секретах удивительных и загадочных женщин Востока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *