Принципы работы группы

В качестве принципов работы с группами подросткового возраста используются традиционные принципы социально-психологического тренинга:

1) принцип добровольности участия;

2) принцип постоянства состава;

3) принцип «здесь и теперь»;

4) принцип конфиденциальности;

5) принцип открытого выражения чувств;

6) принцип ответственности;

7) принцип активности;

8) право говорить «нет».

Правда, следование некоторым принципам танцетерапии имеет некоторую специфику. Например, принцип добровольности участия. В первую очередь, он касается самого участия, оно, конечно же, должно быть добровольным. Этот же принцип распространяется и на участие в разного рода танцевальных упражнениях. Но танец – это большой шаг в сторону самораскрытия, личного обнажения, и если не побуждать разными способами подростков к активным действиям, то все они будут постоянно пользоваться своим правом на добровольность участия.

В качестве таких способов можно использовать:

— личный пример;

— убеждение подростков попробовать новое, обоснование «психологической пользы» от участия в том или ином упражнении;

— индивидуальные «задания» для каждого из участников, которые за счёт своей адресности не позволяют от них отказаться;

— поощрение активных участников;

— образование пар для выполнения определённых упражнений из активного и неактивного подростка;

— предоставление группе решать, что и как делать.

Вместе с тем иногда даже все вышеназванные способы не дают результата, и оказывается ситуация, когда один из участников группы никак не соглашается танцевать. Тем не менее, покидать группу он не собирается или, по какой-либо причине, просто не может. Т. А. Шкурко приводит подобный пример из своей практики: «В группе волонтёров молодёжного телефона доверия, с которой я проводила танцевально-экспрессивный тренинг, оказался парень, который с большим удовольствием подбирал для занятий музыку, устанавливал всякий раз аппаратуру, наблюдал, участвовал в обсуждениях, но наотрез отказывался танцевать. После всех ухищрений по вовлечению этого участника в процесс я, наконец, оставила его в покое. Через пять лет после окончания тренинга мы встретились. Он рассказал мне, что они с группой (а это была реальная группа, существующая и до тренинга) часто встречаются и вспоминают тренинг. Рассказал, как сложилась жизнь у членов группы, и заметил, что ему-то как раз тренинг помог больше всех. Я очень удивилась. На что он заметил, что пока другие активно действовали, он наблюдал, переживал, анализировал, идентифицируясь с членами группы. И очень благодарен группе за то, что она приняла его таким, какой он был».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *