Заключение — Мир танца

Мир танца диктует свои законы отображения действительности, основанные не на буквальном соответствии жизненного и художественного материала, а на степени верности метафорическому, поэтическому отражению жизни.

Танец, в силу своих изобразительно-выразительных возможностей более, чем другой вид искусства, чужд натуралистической подробности, житейской повседневности, обыденной достоверности. Язык танца — это прежде всего язык человеческих чувств и если слово что-то обозначает то танцевальное движение выражает, и выражает только тогда, когда находясь в сплаве с другими движениями, служит выявлению всей образной структуры произведения.

В настоящее время перед отечественной психологией и психопрактикой встает задача поиска новых эффективных, наиболее адекватных природе человека диагностических и психокоррекционных методов.

Таким методом является танец. На сегодняшний день традиционным является использование танца как средства выражения эмоций, снятия психологического напряжения, улучшения эмоционального состояния, стимулирования творческой активности и т. д.

Использование танца как средства диагностики и коррекции отношений в группе еще требует своего обоснования.

На настоящий момент существует весьма противоречивое представление о танце. Почти все исследователи сходятся в том, что танец — это ритмическое движение.

Ритму приписываются различные функции, вплоть до магических и космологических. Но дальше рассуждения ученых идут по различным направлениям. Так, одни полагают, что «происхождение танца, по-видимому, чисто сексуального характера», трактуя танец, как моторно-ритмическое выражение сексуальной энергии, как высвобождение эротизма.

Примыкают к этим взглядам и представления о генетической связи танцев людей и танцев животных. Но, как показывает Круткин В. Л., «движения человеческого тела сразу складываются как человеческие, мы нигде не найдем перестроение животных движений в человеческие».

Рассматривая, таким образом, танец как чисто человеческое приобретение, как особый социокультурный феномен, немецкий ученый К. Бюхер на основании большого количества этнографических материалов доказывает, что источником ритмических танцевальных движений первобытного человека является ритмический строй работы. Плеханов Г. В. также подчеркивает взаимосвязь первобытных плясок и технологических процессов того времени, соглашаясь, однако, с тем, что любовные пляски не могут быть объяснены с этой точки зрения и являются все же «выражением элементарной физиологической потребности и… имеют немало общего с любовной мимикой больших человекоподобных обезьян». В противовес этим взглядам И. Хейзинга рассматривает танец как наиболее чистую и совершенную форму игры. С этим нельзя согласиться, так как уже на ранних этапах развития человечества танец играл значительную роль в жизни общества. Как показывает исследование Э. А. Королевой, первобытный танец являлся не только способом психоэмоциональной разрядки и сонастройки членов племени, но и средством накопления, сохранения и передачи опыта подрастающему поколению, средством познания окружающей действительности и самопознания, средством общения между полами. Кроме того, танец приобретает знаковую функцию, становясь своеобразным социальным маркером, признаком принадлежности к тому или иному роду.

Таким образом, с точки зрения психологического подхода танец — это текст, который мы понимаем как совокупность знаков, имеющих пространственно-временную структуру и несущих информацию о состояниях чертах характера и отношениях личности. Именно на этом принципе построен «новый танец» А. Дункан, который определяется ею как «движение, в совершенстве выражающее данное индивидуальное тело, данную индивидуальную душу».

Кроме биологического, социокультурного и психологического подходов к танцу, в литературе можно встретить идеи космического смысла танца, которые основаны на понимании танца как «движения особого рода» , выражающего ритмы Вселенной, ритмы самой Жизни.

Таким образом, можно сделать вывод, что танец — это сложный и многогранный феномен, который может быть понят только в единстве биологического, психологического, социокультурного и философско-космологического аспектов. Исходя из этого, танец можно определить, как

1.Форму невербального катарсиса. С этой точки зрения танец выполняет ряд функций, а именно:

Функцию катарсического высвобождения сдерживаемых, подавляемых эмоций, в том числе — социально нежелательных;

Функцию моторно-ритмического выражения избыточной энергии;

Как результат первых двух — функцию саморегуляции.

2.Спонтанные движения человека, имеющие пространственно — временную структуру и выражающие всю сущность исполнителя: его характер, состояния, отношения.

Таким образом, с психологической точки зрения, танец является элементом спонтанного невербального поведения человека и является пусковым механизмом процессов интерпретации в общении /см. 23/. Функции танца в этом контексте следующие:

Функция показателя активного эмоционального состояния партнера;

Функция создания образа партнера по танцу;

Функция индикации сложившихся отношений между партнерами и их изменений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *