Приключение

И вот я лежу обнаженный, привязанный к кровати, засыпанный гладиолусами, а по заднице меня хлещет женщина, которой я никогда раньше не видел. Вообще-то я такого не планировал, но в тот момент это оказалось кстати, да и сейчас я думаю, что происходящее было совершенно уместным. В некоторых клубах возникает предчувствие приключения и кажется, будто случится может все, что угодно. Для меня это важно. Я стремлюсь к приключениям и всегда открыт для них. Не обязательно плыть по Амазонке, чтобы их найти, — достаточно быть рядом с людьми, которым не чужд дух авантюризма (мужчина, 34 года, семнадцать лет опыта).

Клаббинг — это приключение, ощущение близости которого имеет большое значение, так как толкает нас исследовать ночной мир, открывать неведомые ранее места и встречаться с новыми компаниями. Такие приключения являются чувственными реальностями, позволяющими людям выходить за пределы телесных и понятийных ограничений повседневного мира. Но я позволю себе не согласиться с Б. Малбоном, который считает, что «индивидуумы „борются” не столько с воздействующими на них принципами власти, сколько с отдельными гранями собственных индивидуальностей» [Op. cit.151].

Я считаю, что здесь следует говорить о процессе расширения индивидуальностей и превращении мечтаний и стремлений в социальные реалии, то есть люди не борются с отдельными сторонами своей жизни, а находят в них смысл. Так, в отношении к трудовой деятельности они становятся ее мотивом, а не противоположностью. Они оправдывают работу, поскольку та позволяет оплачивать приключения, а также выступает в качестве фона, подчеркивающего яркость клубного опыта. (Еще недавно вы протирали штаны в офисе, скучая или психуя, а теперь оттопыриваетесь в окружении прикольных тусовщиков, пережитые скука или стресс только усиливают чувство раскрепощения и веселья.) Область клаббинга дает человеку возможность исследовать свои желания и раскрывать новые аспекты собственного эго, превращая часто смутные и бесплотные мечты в материализованный опыт, приобретаемый в комфортной общественной обстановке. Люди как бы вырываются из окружающей их скорлупы, раздвигают горизонты чувственно-социального опыта своей жизни, вписывают в свою память новые знания, основанные на возбуждении и страсти, выходят за рамки своего самосознания и освобождаются от обыденного видения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *